Search

Судья распорядилась закрыть двери для журналистов и родственников «поджигателей церквей»

Прокуратора смогла добиться закрытого режима в деле «Чистопольского джамаата»

Теперь судебные слушания будут закрыты для родственников обвиняемых, представителей СМИ и слушателей из числа студентов.

Первой из причин для ходатайства о закрытом режиме прокурор Андрей Кропотов назвал заявление одной из свидетельниц, которая, якобы, опасается за свою жизнь и подвергается давлению со стороны родственников обвиняемых мусульман, в связи с чем она не хочет открыто участвовать на суде.

Вторым же аргументом, оперирующим прокуратурой, явилась информация о предстоящем оглашении данных экспертизы об изготовлении самодельных взрывных устройств.

Конечно, как выпускнику юрфака, прокурору известны механизмы защиты свидетелей, позволяющие проведения дела в открытом режиме. Что касается опасения о раскрытии данных о самодельных взрывчатых веществах, то прокурора, как представителя закона, больше беспокоило бы это не в стенах суда, а на просторах интернета, где любой желающий в малейших подробностях может узнать, как и что нужно для изготовления взрывчатки. Поэтому, можно предположить, что сторона обвинения опасается придавать освещению столь вопиющее делу, когда показания обвиняемых давались под жесточайшими пытками и издевательствами, а свидетели по делу отказываются от показаний и заявляют, что подвергались давлению со стороны следственных органов.

Дело «поджигателей церквей» началось в Татарстане осенью 2013 года, когда в поджогах церквей г. Чистополь обвинили группу мусульман.

 И не имея никаких доказательств причастности мусульман к поджогам, силовики прибегли к уже привычным для них пыточным методам для выбивания признательных показаний. Отец одного из обвиняемых Рафаэля Зарипова Накип Зарипов писал заявление силовые ведомства и говорил, что пытавшие его сына  «были в масках, а ему на голову надели шапку, надвинув ее на глаза. Его тело согнули так, чтобы голова касалась ног, связали в таком положении, не давая выпрямиться, также подвешивали к какой-то перекладине, пытали электрическим током, прижимая контакты к различным частям тела, к области половых органов, мочевого пузыря, живота. После всех этих пыток у него отнялись ноги, он не может ходить, испытывает сильные боли, мочится кровью…… Как рассказал нам адвокат сына, в правоохранительных органах якобы пообещали, что будут «ломать» Рафаэля, а если и это не поможет — увезут в Казань, где допросят еще пристрастнее». Отец Рафаэля клянется, что в тот день, когда — как показывает следствие — его сын поджигал церкви, они вдвоем чинили морозилку в отдаленном Аксубаевском районе».

Другого обвиняемого Рушана Хуснутдова, как он сам рассказывал журналисту из МК Екатерине Сажневой выйдя не на долго на свободу, «отвезли в поселок Алексеевское. Там он пробыл несколько дней, о которых не может вспоминать без содрогания. Даже сидя передо мной, уже на воле, видно, как он страдает от пережитого. «Следователь сказал, что я подозреваюсь во всех террористических актах, произошедших за последнее время. Что из меня показания выбьют. Раздели догола, положили на стол и пообещали, что будут насиловать… Еще мне угрожали, что перевезут в казанское Черное Озеро (знаменитый следственный изолятор в столице Татарстана). Искали водку по всему управлению, чтобы меня ею напоить — мусульманам же пить запрещено, в итоге нашли сало, которое затолкали мне в рот…»

Независимые правозащитники и журналисты делали все возможное, чтобы несмотря на информационную блокаду, придать огласке жесточайшие пыточные методы сотрудников полиции. Проводились круглые столы и пресс-конференции, на которые откликнулись лишь немногие издания. Пользователи соц.сетей участвовали в кампании с требованием прекратить пытки мусульман. Акция поддержали не только жители Татарстана и России, но и сочувствующих мусульмане во многих странах мира. За освещение пыток и истязаний обвиняемых мусульман сфабриковали дело на независимого журналиста Ильмира Имаева и упекли 60-летнего пенсионера за решетку.