Search

Реакция общества на убийство мусульманского деятеля

Российское общество отреагировало на убийство на Ставрополье очередного мусульманского правозащитника Равиля Кайбалиева. В основном, конечно, его мусульманская и околомусульманская часть, так как всем остальным происходящее с мусульманами безразлично, и это в лучшем случае. 

Известный адвокат и главный на данный момент в России мусульманский правозащитник Мурад Мусаев заявил, что на Ставрополье ведется война с представителями мусульманской общины. «Сначала убили одного религиозного деятеля, теперь другого. До этого репрессии были в виде обысков с подбросом оружия. По всем признакам, на Ставрополье ведется война с представителями мусульманской общины. Аналогичные явления имели место, например, в Дагестане», — сказал Мусаев.

Глава СМР Равиль Гайнутдин, выразивший семье убитого соболезнования, не был столь резок в своих оценках. «Памятуя о том, что данное убийство мусульманского религиозного деятеля далеко не первое на Ставрополье, я должен подчеркнуть, что это — покушение на разжигание межрелигиозной и межнациональной вражды на Кавказе и во всей России, которые мы обязаны не допустить», — сказал он.

Равиль Гайнутдин надеется на то, что «совершившие это злодеяние преступники, оставившие без кормильца шестерых детей, должны быть найдены и понести наказание».

Меж тем, с ним не согласен известный журналист Максим Шевченко, лично знавший убитого, и убежденный в том, что «убийство прекрасного и честного человека, мусульманина и ученого, ставропольского имама и отца 6-три детей Равиля Кайбалиева так и останется «нераскрытым». 

«Яркие и самостоятельно мыслящие исламские ученые и журналисты России запугиваются и подвергаются репрессиям. Заместители муфтия Северной Осетии, дагестанские журналисты и имамы, ставропольские «борцы за хиджабы», чеченские правозащитники, многие, многие другие — все они убиты и их убийцы никогда не предстанут перед судом», — написал Шевченко в своем блоге.

По его мнению, «мусульмане в России все больше уподобляются евреям в Германии 30-х — они или должны громко кричать о любви к государству и всему, что оно делает (в Германии тоже было движение «Евреи за фюрера»), либо они ограничиваются в правах, бросаются в тюрьмы и лагеря, принуждаются к отъезду, убиваются «эскадронами смерти»». Шевченко считает, что «если россияне-немусульмане не обратят на это положение вещей внимание, не проявят солидарность с согражданами-мусульманами, не поддержат их в борьбе за гражданские права, то последствия этой «слепоты» будут трагическими и необратимыми».

Харун Сидоров, глава Национальной Организации Русских Мусульман (НОРМ), находящийся в политической эмиграции, считает, что «Ставрополье – это территория, где ведется целенаправленная политика искоренения ислама».

«Именно против ислама как фактора идентичности и сплочения, потому что саму миграцию в край власти по объективным демографическим причинам предотвратить не могут. В том числе потому, что часть края – это родовые земли кавказских народов, на которых они либо искони живут, либо на них возвращаются. Поэтому цель властей сделать эту миграцию строго «овощной», то есть не допустить прихода вместе с ней ислама. Это решение принято давно и, судя по всему, на самом верху. Поэтому методично, как «легальными» — через сфабрикованные дела, так и нелегальными – эскадронами смерти – методами много лет подряд устраняются все, кто этому противостоят. Эта политика, увы, продолжится и впредь», — констатирует Сидоров.

Татарский мусульманский политолог и публицист Руслан Айсин: «Политический заказ этого убийства очевиден, никакого криминального или бытового следа быть не может. Равиль был слишком известной и знаковой личностью в вопросах исламской правозащиты, он был бельмом на глазу у спецслужб, которые, судя по всему, пытались посредством угроз и шантажа заставить его прекратить свою общественную деятельность, но он, как человек непреклонный и принципиальный, продолжал гнуть свою линию, поэтому его, по всей видимости, решили устранить».

Что касается неприкрытой обслуги властей и спецслужб от т.н. «мусульманского духовенства», то она либо проигнорировала данное событие, либо подобно самозванному «муфтию мусульман Кавказа» Шафигу Пшихачеву, предложившему недавно обрезать всех российских женщин, выкатила круглые глаза, недоумевая, кто же это мог сделать.

Исламофобские пропагандисты, близкие к силовикам, разумеется выдвинули бытовую и коммерческие версии убийства, заодно злорадствуя тому, что ему возмутились представители «радикального ислама». В общем, «работают братья».

Почти полностью проигнорировала убийство очередного общественного деятеля, правозащитника, стоявшего поперек горла властям, лицемерная российская либеральная оппозиция. Это не должно удивлять, ведь убитый не был человеком с «хорошим лицом и правильными генами» (в их расово-классовом понимании), поэтому в эти дни их больше занимает возможность убивать своих детей (делать аборты) за счет налогоплательщиков, на которую сейчас хотят покуситься их оппоненты. Единственное исключение в этом смысле — сайт Каспаров.Ру, который скупо опубликовал новость об убийстве имама и задержании силовиками участников его похорон.