Search

Кавказ: «традиционному духовенству» указали на место

(На фото — муфтий Ингушетии Иса Хамхоев с муфтием Дагестана Ахмадом Абдуллаевым среди ингушских и дагестанских мюридов)

Только недавно мы писали о том, как республиканская власть Дагестана (точнее, наместники Кремля в Дагестане) вынудила сняться с выборов партию дагестанского «традиционного ислама» — «Народ против коррупции». Партии не помогли не связи дагестанских мюридов с местными и московскими силовиками, ни наличие в ее рядах откровенной исламофобки Галины Хизриевой как человека тех же силовиков, ни обещания возможной поддержке Кремля, которые, судя по всему, давались, но, как всегда в таких случаях, оказались фикцией.

И вот, сегодня стало известно о том, как Избирком Ингушетии не допустил на выборы региональный список, от которого в Народное Собрание Ингушетии баллотировались представители ингушского «традиционного ислама». Речь идет о партийном списке партии русского православного империалиста Сергея Бабурина «Российский Общенародный Союз», от которой решили пойти на выборы ингушские тарикатисты.

Поводы для отказа в регистрации списка, как это часто бывает в таких случаях в России, были озвучены строго формальные. Избирком придрался к отсутствию некоторых данных у некоторых кандидатов, причем, объявил об этом в последний момент, чтобы заявители не смогли внести в документы необходимые изменения. Как считает лидер ингушского регионального списка РОС Ахмед Барохоев, все это было сделано по прямому указанию республиканских властей.

«Чиновники опасаются, что наши кандидаты потеснят в парламенте единороссов, которые на самом деле не имеют поддержки у населения», — заявил Барахоев, добавив, что его партия могла бы получить половину мест в региональном парламенте, благодаря мобилизации своих сторонников через вирдистские каналы.

Что тут сказать? Показательно, что в обоих случаях, и в Дагестане, и в Ингушетии власть не пустила на выборы не каких-то там антироссийски и антикремлевски настроенных представителей «исламского экстремизма», а представителей самого что ни на есть «традиционного ислама», абсолютно преданных и российскому государству, и режиму Путина. Если и есть в России какой-то образ Ислама, который пропагандируют правительственные и околоправительственные деятели, то его олицетворяют именно эти люди.

И, тем не менее, когда они решили заявить о своих очень скромных политических амбициях, заключающихся в том, чтобы помочь Кремлю «бороться с коррупцией и ваххабизмом» лучше, чем это делает нерадивая республиканская власть, им быстро указали на место. А в том, что это будет так, можно было не сомневаться, потому что в более-менее самостоятельном качестве Кремлю в российской политике, даже на региональном уровне не нужен никакой «исламский фактор», в том числе, и «традиционный». Ведь роль «традиционного ислама», по Кремлю, заключается не в том, чтобы выражать интересы мусульманских народов, что потенциально могло бы превратить его в серьезную силу. Роль, отведенная для «традиционного ислама» Кремлем заключается исключительно в том, чтобы он помогал нейтрализовывать любые идеологические вызовы кремлевской гегемонии, не имея при этом никаких самостоятельных политических амбиций.

Так что, принимая и поддерживая существующую систему, кавказские (и не только) «традиционалисты» должны автоматически смириться с уготованной им ролью безропотной идеологической обслуги властей.